Журнал “Голова и Шея” №4, 2019.

ВСТУПЛЕНИЕ

Уважаемые коллеги!
Поздравляем вас с наступающим Новым годом! Представляемый номер журнала особенный, сразу несколько приятных событий, произошедших за время подготовки издания, нашло отражение на его страницах. Исполнился 60-летний юбилей Н.А. Дайхеса, члена нашей редколлегии, выдающегося лидера междисциплинарного подхода к патологии органов головы и шеи. О.О. Янушевич избран действительным членом РАН, А.И. Крюков избран членом-корреспондентом РАН. Поздравляем наших коллег! Из важных событий редакционной жизни следует отметить завершение работы по персонализации всех статей журнала в интернете путем присвоения индекса DOI, что должно повысить индекс цитируемости нашего журнала и его узнаваемость в научной публицистике, а также продвижение персональных данных каждого из авторов статей. Эта важная работа совмещена с другими усилиями по повышению рейтинга нашего издания. В частности, приглашение к публикации оригинальных сообщений известных ученых. В этом номере публикуется статья из Memorial Sloan Kettering Cancer Center под руководством профессора Jatin Shah, которая информирует об очень сложной проблеме реконструкции нижней челюсти при лечении рака полости рта. Также мы продолжим знакомство с журналом наших коллег, говорящих на китайском языке. В декабре была проведена презентация издания на Международном конгрессе по хирургии головы и шеи в г. Шанхай. Планы на новый 2020 г. заключаются в продолжении начатой работы по развитию журнала, главной из которых является работа с вами, дорогие читатели и авторы статей. Ждем новых оригинальных сведений, редких наблюдений, интересных обзоров, отчетов о событиях и др.

До встречи!

#

INTRODUCTION

Dear colleagues!

We wish you a happy New Year! The presented issue of the journal is special, as several pleasant events that occurred at once during the preparation of the issue are reflected in these pages. We are celebrating 60th birthday of Mr. N.A. Daikhes, a member of our editorial board, an outstanding leader in an interdisciplinary approach to pathology of the head and neck organs. At the same time, Mr. Yanushevich O.O. is elected a current member of the Russian Academy of Sciences, and Mr. A.I. Kryukov is elected a correspondent member of the RAS. Congratulations to our colleagues! Of the important events in our editorial life, it is worth noting the completion of the personalization process of all the journal articles on-line by assigning a DOI index, which should increase the citation index of our journal and its recognition in scientific journalism community, as well as promote the personal data of each of the authors of the articles. This important work is combined with other efforts to increase the rating of our journal - in particular, an invitation of famous scientists to publish original reports. Current issue publishes a work from the Memorial Sloan Kettering Cancer Center, led by Professor Jatin Shah, which reports on the very complex problem of lower jaw reconstruction in the treatment of oral cavity cancer. We will also continue the acquaintance of our Chinese-speaking colleagues with the journal. In December, the presentation of the journal was held at the International Congress on Head and Neck Surgery in Shanghai. Plans for the new 2020 include the continuation of the work started on journal development, the main part of which is working with you, dear readers and authors of articles. We are waiting for new original data, rare observations, interesting reviews, event reports, etc.

See you!

#

Сегментарная мандибулэктомия у больных плоскоклеточным раком полости рта: онкологические исходы и критерии отбора для реконструкции свободным малоберцовым лоскутом

Кристина Валеро; Ивана Петрович; Даниэлла К. Занони; Марлена Р. МакГилл; Йэн Гэнли; Снеал Дж. Пател; Джатин П. Ша
Отдел по Заболеваниям Головы и Шеи, Отделение Хирургии, Онкологический Центр им. Слоуна Кеттеринга, Нью-Йорк, США; Кафедра онкологии, лучевой терапии и пластической хирургии; Университет им. Сеченова, Москва, Россия
Кристина Валеро – к.м.н., Отделение Хирургии, Онкологический центр им. Слоуна Кеттеринга, Нью-Йорк, США; e-mail: valerocvm@gmail.com

Цель исследования: Пациенты с распространенным плоскоклеточным раком полости рта (ПРПР) имеют неблагоприятный прогноз заболевания, несмотря на применение агрессивной мультимодальной терапии. Некоторым больным для достижения онкологически полной резекции требуется сегментарная мандибулэктомия. Пациенты, подвергающиеся сегментарной мандибулэктомии, особенно удалению передней дуги и тела нижней челюсти, имеют значительные функциональные и эстетические проблемы; таким образом, реконструкция резецированного сегмента нижней челюсти становится неотъемлемой частью плана операции. До операции необходимо провести тщательное обследование, чтобы установить, какой тип реконструкции является оптимальным и выполнимым в конкретном случае. Целью данного исследования является описание клинико-патологических характеристик и онкологических исходов пациентов с ПРПР, перенесших сегментарную мандибулэктомию в нашем учреждении, а также определение собственных критериев отбора больных для реконструкции свободным малоберцовым лоскутом (СМЛ).

Методы. После получения разрешения от Совета Института был выполнен ретроспективный анализ историй болезни 2082 больных морфологически подтвержденным инвазивным ПРПР, получавших первичное хирургическое лечение в период между 1985 и 2015 г.г. в нашем учреждении. В данное исследование были включены пациенты, которым проводилась сегментарная мандибулэктомия (всего 311 пациентов). Чтобы протестировать собственные критерии отбора для реконструкции свободным малоберцовым лоскутом, мы сгруппировали пациентов согласно типу реконструкции: пациенты с реконструкцией СМЛ (n=139, 44,7%) и пациенты без реконструкции СМЛ (n=172, 55,3%). К интересующим нас конечным точкам относились общая выживаемость (ОВ), опухоль-специфическая выживаемость (СВ) и вероятность отсутствия локального, регионарного или отдаленного рецидива (ВОЛР, ВОРР, ВООР). Для сравнения переменных между группами мы использовали хи-квадрат критерий Пирсона. Кривые выживаемости рассчитывали по методу Каплана–Мейера, а различия в выживаемости сравнивали с использованием логарифмического критерия. Нескорректированные отношения рисков (ОР) были рассчитаны с использованием модели пропорциональных рисков Кокса.

Результаты: Средний возраст больных составил 64 года (от 28 до 100 лет), при этом 61,4% больных были мужского пола. Почти у 90% пациентов были диагностированы опухоли III–IV стадий. Наиболее распространенной локализацией первичной опухоли была нижняя альвеола (52,1%). Инвазия в кость наблюдалась у 69,8% пациентов, и у 6,1% края резекции кости были положительны; эти пациенты имели неблагоприятный прогноз, и лечение их было проблематичным. Для всей когорты (n=311) среднее время наблюдения составило 32 месяца (диапазон 11–87). Пятилетние ОВ и СВ составили 45,2% и 63,9% соответственно. Пятилетние ВОЛР, ВОРР и ВООР составили 71,3%, 83,5 и 83,3% соответственно. Пациенты с реконструкцией СМЛ были моложе (р<0,001) и имели меньше сопутствующих заболеваний (р=0,031). Среди пациентов с СМЛ также был более низкий процент опухолей слизистой оболочки щеки или ретромолярного треугольника по сравнению с пациентами без СМЛ (14,4% против 34,9%; p<0,001). Не было выявлено различий по полу (р=0,187) или употреблению табака и алкоголя (р=0,773 и р=0,931). Различий в клинической или патологической стадии между группами не наблюдалось (р=0,729 и р=0,543 соответственно). При оценке адъювантного лечения в группе без реконструкции СМЛ был более высокий процент пациентов с сопутствующими заболеваниями, которым было противопоказано адъювантное лечение, по сравнению с группой пациентов с реконструкцией СМЛ (39,5% против 26,6%; р=0,050). Пациенты с СМЛ имели 5-летнюю ОВ 59,0% по сравнению с 34,8% у пациентов без СМЛ (ОР=0,473. 95% ДИ 0,358–0,623; р<0,001). Этот факт явно демонстрирует ошибки отбора среди пациентов, которым проводилась реконструкция СМЛ. 5-летняя СВ в группе пациентов с СМЛ составила 69,6% по сравнению с 58,0% в группе без СМЛ (ОР=0,634, 95% ДИ 0,409–0,984; p=0,042). Не было найдено существенных различий при анализе ВОЛР между группами; 5-летняя ВОЛР в группе пациентов с СМЛ составила 74,2%, а в группе без СМЛ -68,6% (ОР=0,742, 95% ДИ 0,462–1,189; p=0,215).

Вывод: сегментарная мандибулэктомия с реконструкцией СМЛ остается методом выбора в правильно отобранной когорте больных ПРПР. В нашей группе из 2082 пациентов с ПРПР 15% нуждались в сегментарной мандибулэктомии, и почти у половины из них была выполнена реконструкция СМЛ. В целом, более молодые пациенты с меньшим числом сопутствующих заболеваний и с вовлечением в процесс переднего свода или тела нижней челюсти являются лучшими кандидатами для реконструкции СМЛ. Это подчеркивает необходимость тщательной предоперационной оценки и наличия строгих критериев отбора. Пациенты с положительным краем резекции кости имеют неблагоприятный прогноз, и лечение таких больных является сложной задачей. Необходимо разрабатывать новые методы интраоперационной оценки края резекции кости.

Segmental mandibulectomy in patients with oral squamous cell carcinoma: Oncological outcomes and selection criteria for fibula free flap reconstruction

Cristina Valero MD, PhD; Ivana Petrovic DMD; Daniella K. Zanoni MD; Marlena R. McGill BS; Ian Ganly MD, PhD; Snehal G. Patel MD; Jatin P. Shah MD, PhD, DSc, FRCS (Hon)
Head and Neck Service, Department of Surgery, Memorial Sloan Kettering Cancer Center, New York, NY, USA; Department of Oncology, Radiotherapy and Plastic Surgery, Sechenov University, Moscow, Russia
Cristina Valero – MD, PhD, Department of Surgery, Head and Neck Service Memorial Sloan Kettering Cancer Center, New York, NY, USA; e-mail: valerocvm@gmail.com

Purpose: Patients with advanced stage oral cavity squamous cell carcinoma (OSCC) have a poor prognosis despite aggressive multimodal therapy. Segmental mandibulectomy is required in some of these patients to achieve an oncologically complete resection. Patients undergoing segmental mandibulectomy, particularly of the anterior arch and the body of the mandible, will have significant functional and aesthetic morbidity, and therefore, reconstruction of the resected segment of the mandible becomes an integral part of the surgical plan. Patients must be thoroughly assessed preoperatively to decide which type of reconstruction is optimal and feasible in each case. The aim of this study is to describe the clinicopathological characteristics and oncological outcomes of patients with OSCC who underwent segmental mandibulectomy at our institution, and to define our selection criteria for fibula free flap (FFF) reconstruction.

Methods: After receiving approval from our Institutional Review Board, a retrospective analysis was performed on 2082 consecutive patients who had a biopsy-proven invasive squamous cell carcinoma of the oral cavity treated with primary surgery between 1985 and 2015 at our institution. For this study, we selected the patients that required segmental mandibulectomy to form our final cohort of 311 patients. To analyze our selection criteria for FFF reconstruction, patients were grouped according to the type of reconstruction: patients with FFF reconstruction (n=139, 44.7%) vs patients without FFF reconstruction (n=172, 55.3%). The outcomes of interest were overall survival (OS), disease-specific survival (DSS) and local, regional, and distant recurrencefree probability (LRFP, RRFP, DRFP). To compare variables between groups we used Pearson’s chi-squared test. Survival curves were calculated according to the Kaplan–Meier method and differences in survival were compared using the log-rank test. Unadjusted hazard ratios (HR) were calculated using the Cox proportional hazard model.

Results: The mean age was 64 years (range, 28-100), and 61.4% were men. Nearly 90% of patients had stage III–IV tumors. The most common primary tumor site was lower alveolus (52.1%). Bone invasion was present in 69.8% of patients and 6.1% had positive bone margins; these patients had poor prognosis and management was challenging. For the whole cohort (n = 311), median follow-up time was 32 months (range, 11-87). Five-year OS and DSS were 45.2% and 63.9%, respectively. Five-year LRFP, RRFP, and DRFP were 71.3%, 83.5%, and 83.3%, respectively. Patients with FFF reconstruction were younger (p<0.001) and had less comorbidities (p=0.031). Patients with FFF also had a lower percentage of tumors in the buccal mucosa or retromolar trigone compared to patients without FFF (14.4% vs 34.9%, p<0.001). There were no differences in terms of sex (p=0.187) or tobacco and alcohol use (p=0.773 and p=0.931). No differences in clinical or pathological staging between groups were observed (p=0.729 and p=0.543, respectively). When evaluating adjuvant treatment, the group without FFF reconstruction had a higher percentage of patients, with comorbid conditions, who could not receive adjuvant treatment compared to the group of patients with FFF reconstruction (39.5% vs 26.6%, p=0.050). Patients with FFF had a 5-year OS of 59.0%, compared to 34.8% in patients without FFF (HR: 0.473; 95% CI: 0.358-0.623, p<0.001). This clearly shows the selection bias for patients who had FFF reconstruction. The 5-year DSS in the group of patients with FFF was 69.6%, compared to 58.0% in the group without FFF (HR: 0.634; 95% CI: 0.409-0.984, p=0.042). No significant differences were seen when LRFP was analyzed between groups; the 5-year LRFP in the group of patients with FFF was 74.2%, and 68.6% in the group without FFF (HR: 0.742; 95% CI: 0.462-1.189, p=0.215).

Conclusion: Segmental mandibulectomy with FFF reconstruction remains the treatment of choice in properly selected patients with OSCC. In our cohort of 2082 OSCC patients, 15% needed a segmental mandibulectomy and almost half of them had FFF reconstruction. In general, younger patients with less comorbidities and with anterior arch or body of the mandible involvement are the best candidates for FFF reconstruction. This underscores the need for a thorough preoperative assessment and stringent selection criteria. Patients with positive bone margins have a poor prognosis and management is challenging. New techniques that better assess bone margins intraoperatively need to be studied.

Применение стромально-васкулярной фракции жировой ткани в регенеративной хирургии челюстного альвеолярного гребня

В. Б. Карпюк, М.Д. Перова, В.А. Порханов, И.В. Решетов, И.В. Гилевич, И.А. Севостьянов
ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава РФ, Москва, Россия; ФГБОУ ВО Кубанский государственный медицинский университет Минздрава РФ, Краснодар, Россия; ГБУЗ Научно-исследовательский институт – Краевая клиническая больница №1 им. проф. С.В. Очаповского Минздрава Краснодарского края, Краснодар, Россия; Академия постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России, Москва, Россия
Карпюк Владимир Борисович – e-mail: vkarpyuk@mail.ru

В современной стоматологии и челюстно-лицевой хирургии активно апробируются регенеративные технологии восстановления кости с применением как минимально манипулированных клеток, так и стромальных/стволовых клеточных линий из разных тканевых источников, включая жировую ткань.

Цель работы: оценить возможности применения стромально-васкулярной фракции жировой ткани (СВФ-ЖТ) для совершенствования методов реконструктивной хирургии челюстного альвеолярного гребня.

Материал и методы. В исследование вошел 141 пациент с вторичной адентией и сопутствующей регрессионной трансформацией альвеолярного гребня челюстей, в т.ч. мужчин – 61 (43,3%), женщин – 80 (56,7%). Возраст исследуемых колебался от 45 до 78 лет, составляя в среднем 57 (52–63) лет. Операции открытого синуслифтинга (ОСЛ), горизонтальной, вертикальной и трехмерной аугментации альвеолярного отростка верхней челюсти (ААОВЧ) и альвеолярной части нижней челюсти (ААЧНЧ) в тестовой группе (ТГ, 68 пациентов; 55, 26 и 31 ОСЛ, ААОВЧ и ААЧНЧ соответственно) проводились с использованием костных аутотрансплантатов и остеозамещающих материалов в комбинации с аутологичной СВФ-ЖТ. В контрольной группе (КГ, 73 пациента; 52, 28 и 37 ОСЛ, ААОВЧ и ААЧНЧ соответственно) операции проводились по аналогичным методикам с использованием таких же материалов, но без клеточного компонента. В ТГ установлено 302, а в КГ 318 дентальных имплантатов (ДИ). Средний срок от остеопластики до имплантации составил 176±28 и 215±35 дней в ТГ и КГ соответственно (р=0,385). Наблюдение продолжалось до завершения всех этапов зубопротезирования, включая оценку парамет ров реконструированного альвеолярного гребня и состояния ДИ в отдаленные сроки. Использовались клинические, рентгенологические и морфологические методы исследования. Статистический анализ проводился с использованием программы IBM SPSS Statistics 23.

Результаты и обсуждение. Общая частота осложнений с полной или частичной утратой трансплантата составила 0,9 и 13,7% в ТГ и КГ соответственно (р<0,001). В результате операции в обеих группах получен достаточный объем кости для проведения дентальной имплантации. Высота доступной кости в ТГ группе на 20,3% превысила показатель КГ (р<0,001), ширина – на 7,6% (р<0,001). В гистоморфометрическом исследовании установлено, что СВФ-ЖТ, добавленная к гранулам остеозамещающего материала на основе депротеинизированной бычьей кости, значительно увеличивает его ремоделинг in vivo: площадь витальной минерализованной ткани составила 40,14±3,36% и 24,23±2,63%; остаточных гранул остеокондуктора 13,31±1,59 и 24,98±1,97% в ТГ и КГ соответственно (р≤0,001). СВФ-ЖТ в составе костнопластического материала создает условия для его более активной неоваскуляризации после имплантации в зону дефекта: плотность микрососудов на срезах субантрального остеорегенерата составила 63,1±8,1 и 36,7±7,8 единиц на 1 мм2 в ТГ и КГ соответственно (р=0,033). Низкий уровень периимплантатной маргинальной костной потери в процессе функционирования завершенных ортопедических конструкций свидетельствует о функциональных преимуществах опорной кости, восстановленной с применением СВФ-ЖТ: во все контрольные сроки потеря костной ткани значимо меньше в ТГ по сравнению с КГ (р<0,001). Пятилетняя выживаемость ДИ в ТГ составила 99,7%, в КГ – 96,5% (р=0,006).

Заключение. Применение аутологичной СВФ-ЖТ в качестве источника регенеративных клеток и стимулов в комбинации с остеокондуктивными биоматериалами улучшает клинические, рентгенологические и гистоморфологические результаты остеозамещения при реконструкции атрофированного челюстного альвеолярного гребня. Реализация представленного регенеративного подхода позволяет значительно повысить эффективность лечения и качество реабилитации наиболее сложной категории пациентов с вторичной адентией и выраженным дефицитом опорной кости.

The use of the stromal-vascular fraction of adipose tissue in regenerative surgery of the alveolar ridge

V.B. Karpyuk, M.D. Perova, V.A. Porkhanov, I.V. Reshetov, I.V. Gilevich, I.A. Sevostyanov
FSBEI HE First MSMU n.a. Sechenov I.M. of the Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia; FSBEI HE Kuban State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation, Krasnodar, Russia; FBHI Research Institute - Regional Clinical Hospital №1 n.a. prof. S.V. Ochapovsky of Ministry of Health of the Krasnodar Region, Krasnodar, Russia; Academy of Postgraduate Education FSBI FSCC FMBA of Russia, Moscow, Russia
Vladimir B. Karpyuk – e-mail: vkarpyuk@mail.ru

In modern dentistry and maxillofacial surgery, regenerative technologies for bone restoration using both minimally manipulated cells and stromal/stem cell lines from various tissue sources, including adipose tissue, are being actively tested.

Objective: to assess the possibilities of using the stromal-vascular fraction of adipose tissue (SVF-AT) to improve the methods of reconstructive surgery of the alveolar ridge.

Material and methods. The study included 141 patients with secondary adentia and concomitant regression transformation of the alveolar ridge of the jaws, among them were 61 (43.3%) men and 80 (56.7%) women. The age of the patients ranged from 45 to 78 years, with median of 57 (52–63) years. Open sinus lift (OSL), horizontal, vertical, and three-dimensional augmentation of the alveolar ridge of the maxilla (ARM) and the alveolar part of the mandible (APM) in the test group (TG, 68 patients; 55, 26 and 31 of the OSL, ARM and APM, respectively) were performed using bone autografts and bone replacement materials in combination with autologous SVF-AT. In the control group (CG, 73 patients; 52, 28, and 37 OSL, ARM, and APM, respectively), operations were performed using similar methods and materials, but without the cellular component. In TG were installed 302, and in the CG – 318 dental implants (DI). The average period from osteoplasty to implantation was 176±28 and 215±35 days in TG and CG, respectively (p=0.385). The observation continued until the completion of all stages of prosthetics, and included the long-term evaluation of the reconstructed alveolar ridge parameters and the DI state. Clinical, radiological and morphological research methods were used. Statistical analysis was performed using the IBM SPSS Statistics 23 software.

Results and discussion. The total complication rate with complete or partial loss of the graft was 0.9 and 13.7% in TG and CG, respectively (p<0.001). As a result of the operation, a sufficient volume of bone was obtained for dental implantation in both groups. The height of the accessible bone in the TG was 20.3% higher than the CG level (p<0.001), and width in TG was 7.6% more than in CG (p<0.001). In a histomorphometric study, it was found that SVF-AT, when added to the granules of osteoplastic material based on deproteinized bovine bone, significantly increases bone remodeling in vivo: the area of vital mineralized tissue was 40.14±3.36% and 24.23±2.63%; osteoconductor residual granules 13.31±1.59 and 24.98±1.97% in TG and CG, respectively (p≤0.001). SVF-AT in the composition of osteoplastic material creates the conditions for its more active neovascularization after implantation in the defect zone: the density of microvessels on sections of the subantral osteoregenerate was 63.1±8.1 and 36.7±7.8 units per 1 mm2 in TG and CG, respectively (p=0.033). The low level of peri-implant marginal bone loss during the functioning of completed orthopedic constructions indicates the functional advantages of the supporting bone restored using SVF-AT: in all control periods, bone loss was significantly less in TG compared with CG (p<0.001). The five-year survival of DI in TG was 99.7%, in the CG – 96.5% (p=0.006).

Conclusion. The use of autologous SVF-AT as a source of regenerative cells and stimuli in combination with osteoconductive biomaterials improves the clinical, radiological, and histomorphological results of osteosubstitution during reconstruction of the atrophied alveolar ridge. The implementation of the presented regenerative approach can significantly increase the effectiveness of treatment and the quality of rehabilitation of the most complex category of patients with secondary adentia and severe deficiency of the supporting bone.

Использование фотоангиолитического лазера при хирургическом лечении параганглиомы височной кости

Х.М. Диаб, Н.А. Дайхес, П.У. Умаров, О.А. Пащинина, Д.А. Загорская
ФГБУ Научно-клинический центр оториноларингологии ФМБА России, Москва, Россия; Кафедра оториноларингологии, факультет дополнительного профессионального образования, Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова, Москва, Россия
Загорская Дарья Алексеевна – e-mail: leunina.d@yandex.ru

За последние несколько десятилетий лазерная хирургия произвела революцию в клинической практике врачей различных специальностей, в т.ч. и врачей-оториноларингологов.

Цель исследования: проанализировать эффективность хирургического лечения у пациента с параганглиомами височной кости при комбинированном хирургическом лечении с использованием фотоангиолитического лазера.

Материал и методы. На базе ФГБУ НКЦО было проведено хирургическое лечение женщины 42 лет с диагнозом параганглиома височной кости тип А. Мы придерживались настроек фотоангиолитического лазера 445 нм с высокой мощностью и сокращали рабочие циклы при наивысшей мощности в 10 Вт, использовалась очень короткая временная длительность импульсов и расстояние в 1–3 мм от тканимишени для фотоангиолизиса.

Результаты. По данным рентгенологического исследования (МСКТ височных костей) выявлено образование среднего уха справа. При ревизии барабанной полости в условиях умеренного кровотечения произведено удаление новообразования с сохранением цепи слуховых косточек. Сосуды, питающие опухоль, коагулированы с помощью фотоангиолитического лазера с длинной волны 445 нм.

Выводы. Достигнута возможность удаления новообразования среднего уха с минимальной кровопотерей в до- и послеоперационном периодах без повреждения окружающих структур внутреннего и среднего уха. В дальнейшем планируется провести анализ долгосрочных после операционных изменений как на тканевом, так и на фунциональном уровне. Такие данные возможно будет получить только по прошествии 36 месяцев с момента операции, а также при необходимом числе операций с применением данной методики.

The use of photoangiolytic laser in the surgical treatment of temporal bone paraganglioma

H.M. Diab, N.A. Daikhes, P.U. Umarov, O.A. Pashchinina, D.A. Zagorskaya
FSBI Scientific and Clinical Center of Otorhinolaryngology, FMBA of the Russian Federation, Moscow, Russia; Department of Otorhinolaryngology, Faculty of Additional Professional Education, Russian National Research Medical University n.a. Pirogov N.I., Moscow, Russia
Daria A. Zagorskaya – e-mail: leunina.d@yandex.ru

Over the past few decades, laser surgery has completely changed the clinical practice of doctors of various specialties, including otorhinolaryngologists.

Objective: to analyze the effectiveness of surgical treatment using combined surgery with a photoangiolytic laser in a patient diagnosed with temporal bone paragangliomas.

Material and methods. Surgical treatment of a 42-year-old woman with a diagnosis of type A temporal paraganglioma was performed on the basis of the FBSI SCCO. We used the settings of the 445 nm high-power photoangiolytic laser and shortened the working cycles at the highest power of 10 W; a very short time duration of impulses and a distance of 1–3 mm from the target tissue was used for photoangiolysis.

Results. The tumor of the right middle ear was revealed on the X-ray examination (MSCT of the temporal bones). During revision of the tympanic cavity under conditions of moderate bleeding, a tumor was removed while maintaining the auditory ossicles. The vessels supplying the tumor were coagulated using a photoangiolytic laser with a wavelength of 445 nm.

Conclusions. The ability to remove a tumor of the middle ear with minimal blood loss in the pre- and postoperative periods without damaging the surrounding structures of the inner and middle ear was achieved. In the future, it is planned to conduct an analysis of long-term postoperative changes both at the tissue and functional levels. Such data can only be obtained after 36 months from the date of the operation, and after the sufficient number of operations using this technique will be reached.

Влияние экспериментального моделирования септопластики на цитоархитектонику гиппокампа у крыс

В.И. Торшин, И.В. Кастыро, М.Г. Костяева, И.З. Еремина, Н.В. Ермакова, Г.В. Хамидулин, С.Н. Шевцова, И.А. Цатурова, А.А. Скопич, В.И. Попадюк
Кафедра нормальной физиологии ФГАОУ ВО Российский университет дружбы народов, Москва, Россия; Кафедра гистологии, цитологии и эмбриологии ФГАОУ ВО Российский университет дружбы народов, Москва, Россия; Кафедра оториноларингологии ФГАОУ ВО Российский университет дружбы народов, Москва, Россия
Хамидулин Георгий Валерьевич – e-mail: gkhamidulin@mail.ru

Цель: оценить влияние моделирования септопластики на изменение цитоархитектоники гиппокампа у крыс

Материал и методы. Исследование проводилось на 80 половозрелых крысах самцах. В экспериментальных 1-й и 2-й группах проводилась премедикация раствором фенозепама. Первая группа: 30 крыс, местная инфильтрационная анестезия 2% раствором лидокаина; 2-я группа: 30 крыс, местная инфильтрационная анестезия 2% раствором ультракаина, послеоперационная анальгезия раствором диклофенака натрия (6 дней); 3-я и 4-я группы были контрольными (по 10 животных). В 1–3-й группах проводилась предтрепанационная фиксация головного мозга, в 4-й группе это не проводили, а подсчитывали артефактные темные нейроны (ТН). Изучали число ТН в гиппокампе на срезах головного мозга, окрашенных гематоксилин-эозином, на 2-й, 6 и 14-й дни после операции.

Результаты. Во 2-й группе в зонах СА1, СА2, СА3 и DG наблюдалось меньшее число ТН по сравнению с 1-й группой на 6-й день (p<0,05), а на 14-й день во 2-й группе число ТН было сопоставимо с 3-й группой в зонах СА1 и СА2 (p<0,05). В 4-й группе по сравнению с 3-й группой число ТН было достоверно выше во всех гиппокампальных зонах (p<0,05).

Выводы. Количественные изменения ТН могут свидетельствовать о влиянии хирургического стресса при моделировании септопластики и различном анестезилогическом пособии на изменения цитоархитектоники в различных отделах гиппокампа.

The effect of experimental modeling of septoplasty on rat hippocampal cytoarchitectonics

V.I. Torshin, I.V. Kastyro, M.G. Kostyaeva, I.Z. Eremina, N.V. Ermakova, G.V. Khamidulin, S.N. Shevtsova, I.A. Tsaturova, A.A. Skopich, V.I. Popadyuk
Department of Normal Physiology, Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education, Peoples' Friendship University of Russia, Moscow, Russia; Department of Histology, Cytology and Embryology FSBEI HE Peoples' Friendship University of Russia, Moscow, Russia; Department of Otorhinolaryngology FSBEI HE Peoples' Friendship University of Russia, Moscow, Russia
Georgy V. Khamidulin – e-mail: gkhamidulin@mail.ru

Objective: to evaluate the effect of septoplasty modeling on changes in the hippocampal cytoarchitectonics in rats

Material and methods. The study was conducted on 80 sexually mature male rats. In the experimental 1st and 2nd groups, premedication with phenazepamum solution was performed. The first group: 30 rats, local infiltration anesthesia with 2% lidocaine solution; the second group: 30 rats, local infiltration anesthesia with 2% ultracaine solution, postoperative analgesia with sodium diclofenac solution (6 days); the 3rd and 4th groups were control (10 animals each). In groups 1–3, pre-trepanation fixation of the brain was performed, in group 4 this was not done, and artifact dark neurons (DN) were counted. We studied the number of DN in the hippocampus on brain sections stained with hematoxylin-eosin on the 2nd, 6th and 14th days after surgery.

Results. In the 2nd group, in the zones CA1, CA2, CA3 and DG, a smaller number of DN was observed compared with the 1st group on the 6th day (p<0.05), and on the 14th day in the 2nd group the number of DN was comparable with the 3rd group in zones CA1 and CA2 (p<0.05). In the 4th group, compared with the 3rd group, the number of DN was significantly higher in all hippocampal zones (p<0.05).

Conclusions. Quantitative changes in DN may indicate the effect of surgical stress in the modeling of septoplasty and various anesthesia on changes in cytoarchitectonics in various parts of the hippocampus.

Анализ и профилактика интраоперационных осложнений хирургического лечения пациентов с врожденными аномалиями челюстей

В.А. Сорвин, А.Ю. Дробышев, К.А. Куракин, И.А. Клипа, Д.В. Шипика, В.В. Заборовский
Кафедра челюстно-лицевой и пластической хирургии ГБОУ ВПО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова, Москва, Россия
Сорвин Владимир – dr.sorvin@gmail.com

Цель исследования. Основной задачей ортогнатической хирургии является достижение лицевой гармонии и коррекция скелетных деформаций челюстей и окклюзии. В ортогнатической хирургии обязательное место занимает предхирургическая подготовка, хирургическое планирование и постхирургическое ортодонтическое ведение пациента. На различных этапах лечения пациентов могут возникать различные ошибки и осложнения. Основной целью данного исследования является анализ осложнений хирургического лечения пациентов на интраоперационном этапе; сравнение структуры операций по частоте осложнений в отдельные годы периода 2012–2017 гг., сравнение частоты встречаемости осложнений разной локализации, сравнение частоты встречаемости осложнений разной степени тяжести и создание современной рабочей классификации осложнений.

Материал и методы. В период с 2012 по 2017 г. проведено 1329 ортогнатических операций в КЦ ЧЛПХ и стоматологии МГМСУ. Все пациенты, поступающие в клинику КЦ ЧЛПХ и стоматологии МГМСУ были консультированы челюстно-лицевыми хирургами совместно с врачами-ортодонтами и смежными специалистами по показаниям. Комплексное обследование пациентов включало в себя клиническое обследование, осмотр лица и полости рта, антропометрическое исследование лица и гипсовых моделей челюстей, рентгенологическое исследование челюстно-лицевой области (компьютерная томография), фотометрическое исследование лица пациента, магнитно-резонансная томография височно-нижнечелюстного сустава. Среди 1329 операций было выявлено 89 клинических случаев интраоперационных осложнений. На основе данных отделения челюстно-лицевой и пластической хирургии, и данных мировой литературы была составлена и предложена классификация интраоперационных осложнений хирургического лечения пациентов с врожденными аномалиями челюстей.

Результаты. По результатам частота встречаемости осложнений по годам статистически значимо различалась: в 2015 г. осложнений было меньше, чем в 2012 г. В 2016 г. осложнений было меньше, чем в 2012 и 2013 гг. Таким образом, число осложнений в период с 2012 по 2017 г. снижалось, при увеличении числа операций. При сравнении частоты встречаемости осложнений разной локализации чаще всего встречаются осложнения, локализованные на нижней челюсти, наименее часто – в подбородочном отделе. При сравнении частоты встречаемости осложнений разного типа за период 2012–2017 гг. было выявлено, что травма нижнечелюстного нерва встречается наиболее часто. Также часто встречаются такие осложнения, как неудовлетворительное позиционирование мыщелкового отростка нижней челюсти и неконтролируемый перелом челюстей. При сравнении встречаемости осложнений разного класса тяжести в отдельные годы указанного периода было выявлено, что чаще всего встречаются осложнения класса III, наименее часто – осложнения класса I.

Заключение. Минимизация осложнений во время операции достигается путем составления четкого плана основанного на тщательной предоперационной диагностике. Данный вид хирургического лечения относится к категории сложных реконструктивных операций, и одним из критериев хорошего результата ортогнатической операции является наличие большого опыта как у оперирующего хирурга, так и у операционной бригады в целом.

Analysis and prevention of intraoperative complications of surgical treatment in patients with congenital anomalies of the jaws

V.A. Sorvin, A.Y. Drobyshev, K.A. Kurakin, I.A. Klipa, D.V. Shipika, V.V. Zaborovsky
Department of Oral, Maxillofacial and Plastic Surgery FBEI HE Moscow State Medical-Dental University n.a. A.I. Evdokimov, Moscow, Russia
Vladimir Sorvin – dr.sorvin@gmail.com

Purpose of the study. The main task of orthognathic surgery is to achieve facial harmony and correction of skeletal deformities of the jaw and occlusion. In orthognathic surgery, pre-surgical preparation, surgical planning and post-surgical orthodontic management of the patient are indispensable. At various stages of treating patients, various errors and complications may occur. The main objective of this study is to analyze the complications of surgical treatment of patients at the intraoperative stage; a comparison of the structure of operations according to the frequency of complications in certain years of the period 2012-2017; comparison of the frequency of complications of different localization; comparing the frequency of complications of varying severity and creating a modern working classification of complications.

Material and methods. In the period from 2012 to 2017, 1329 orthognathic surgeries were performed in the Department of Maxillofacial and Plastic Surgery of the MSUMD. All patients admitted to the clinic of MSUMD were consulted by the maxillofacial surgeons together with orthodontists and related specialists according to indications. Comprehensive examination of patients included a clinical examination, examination of the face and oral cavity, anthropometric examination of the face and gypsum models of the jaws, X-ray examination of the maxillofacial region (computed tomography), photometric examination of the patient's face, magnetic resonance imaging of the temporomandibular joint (MRI of the TMJ). Among 1329 operations, 89 clinical cases of intraoperative complications were identified. Among intraoperative complications during operations on the maxilla there were bleeding (damage to the maxillary artery, palatine arteries and their branches); damage or fracture of the roots of the teeth (when installing mini-screws or segmental osteotomy); uncontrolled fracture lines of osteotomated bone fragments (in the area of the hillocks of the upper jaw and pterygoid plate of the sphenoid bone); deviation of the nasal septum with insufficient resection and mobilization of the septum during the rotation of the upper jaw; perforation of the mucous membrane of the hard palate with sharp instruments for segmental osteotomy; breaking off the reciprocating saw during the formation of the line of osteotomy. In osteotomy of the lower jaw, damage to the mandibular nerve (rupture or incision with sharp surgical instruments) was encountered; bleeding (damage to the mandibular vessels); uncontrolled fracture lines of osteotomated bone fragments (in the condylar process, body and lower jaw branch); unsatisfactory displacement and positioning of the condylar process; with genioplasty – poor positioning of the chin relative to the cosmetic center. Based on the data of the Department of Maxillofacial and Plastic Surgery, and data from the world literature, a classification of intraoperative complications of surgical treatment of patients with congenital anomalies of the jaw was compiled and proposed. In the classification, complications were divided by localization (upper jaw, lower jaw, chin) and severity: Class I (adverse events that did not require a fundamental change in the tactics of the operation and did not lead to further consequences for the patient); Class II (adverse events with possible further consequences for the patient); Grade III (adverse events that often were not recognized on time, therefore, their correction was not carried out during the operation and entailed significant consequences for the patient).

The results of the study. According to the results, the frequency of complications over the years was statistically significantly different: in 2015 there were fewer complications than in 2012; in 2016 there were fewer complications than in 2012 and 2013. Thus, the number of complications decreased from 2012 to 2017, with an increase in the number of operations. When comparing the frequency of occurrence of complications of different localization, the most common complications are localized in the lower jaw, the least often in the chin. When comparing the frequency of occurrence of complications of various types for the period 2012-2017, it was revealed that trauma of the mandibular nerve is most common. Complications such as poor positioning of the condylar process of the lower jaw and uncontrolled fracture of the jaw are also common. When comparing the incidence of complications of different severity classes in certain years of the indicated period, it was revealed that most often complications of class III, least often, complications of class I.

Conclusion Minimization of complications during surgery is achieved by drawing up a clear plan based on a thorough preoperative diagnosis. To prevent neurosensory deficiency of various areas of the face and trauma of the mandibular nerve, an assessment of the location of the nerve should be performed according to the results of a computer tomogram. The intraoperative treatment of rupture of the mandibular nerve is its crosslinking with monofilament thread 6/0. To prevent an unsatisfactory fracture of the jaw, it is recommended to remove the third molars at least 6 months before the operation, due to their location in the cut line of the lower jaw. It is necessary to clearly follow the methods for splitting jaw fragments. As a treatment for an uncontrolled fracture of jaw fragments, osteosynthesis is performed with additional mini-plates. Recommended manual control of the correct position of the condylar processes when positioning the lower jaw, satisfactory closure of the dentition, in the absence of the latter - re-fixation of bone fragments for the prevention of dysfunction of the temporomandibular joint. With rupture and the formation of a defect in the nasal mucosa during its detachment on the upper jaw, subsequent suturing is performed. Prevention of tooth root injury with a drill is ensured by the presence of a certain distance between the roots of the teeth by an orthodontist at the preoperative stage. In the presence of a root fracture or exacerbation of chronic periodontitis, the injured tooth is removed. In the presence of perforation of the tooth root with a drill, its endodontic treatment is performed. This type of surgical treatment belongs to the category of complex reconstructive operations, and one of the criteria for a good result of orthognathic surgery is the great experience of both the operating surgeon and the operating team as a whole.

Кохлеарная имплантация под местной анестезией с применением Дексдор

Х.М. Диаб, Н.А. Дайхес, В.Б. Рязанов, А.А. Каибов, О.А. Пащинина, А.Е. Михалевич
ФГБУ Научно-клинический центр оториноларингологии ФМБА России, Москва, Россия; Кафедра оториноларингологии, факультет дополнительного профессионального образования, Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова, Москва, Россия
Каибов Абдулфетах Аскерович – e-mail: Kaibov2989@mail.ru

В статье представлен материал, посвященный актуальной проблеме – реабилитации пациентов с сенсоневральной тугоухостью IV степени и глухотой с сопутствующими заболеваниями. Представлен собственный опыт проведения операции кохлеарной имплантации (КИ) у пациентов с сопутствующей соматической патологией в условиях местной инфильтрационной анестезии с внутривенной седацией препаратом дексмедетомидин. Дексмедетомидин является относительно новым препаратом, используемым для седации в практике анестезиологии и реанимации.

Материал и методы. На базе НКЦ оториноларингологии в отделении заболеваний уха выполнена КИ 10 пациентам с сопутствующими заболеваниями, что было препятствием для общего наркоза, с применением местной инфильтрационной анестезии с внутривенной седацией препаратом дексмедетомидин (Дексдор). В предоперационном периоде пациенты тщательно были подготовлены, ознакомлены с каждым этапом операции, с таблицами для диалога интраоперационно. Выполнялась КИ классическим методом: антромастоидотомия, задняя тимпанотомия, вскрытие вторичной мембраны, введение электрода, интраоперационные измерения и проверка импланта, ушивание раны послойно. Также после операции проводили опрос по всем параметрам во время операции и в раннем послеоперационном периоде.

Результаты. Во всех 10 случаях пациентам с сопутствующими заболеваниями была выполнена КИ под местной анестезией sol. Ultracaini – 8,0 с применением дексмедетомидина, что позволило избежать введения миорелаксантов. Операцию проводили стандартно под контролем операционного микроскопа OMPI Sensera S7 Karl Zeiss. После парентерального введения препарата эффект достигался достаточно быстро, на фоне введения препарата артериальное давление не достигало высоких цифр, усугубления сопутствующих заболеваний не отмечалось, пациенты чувствовали себя удовлетворительно, реагировали на все знаки, отвечали на вопросы, читая с таблиц. Ни в одном из случаев пациенты не чувствовали боль при разрезе, отсепаровке мягких тканей, работе бор-машиной, введении электродной решетки кохлеарного импланта и его последующем тестировании. С помощью таблиц для беседы все пациенты получали информацию о каждом этапе операции и последующих действиях хирургической бригады и аудиологов. На всех этапах операции все пациенты не испытывали каких-либо болевых ощущений, за исключением только незначительного головокружения и дискомфорта во время вскрытия вторичной мембраны окна улитки, введения электродной решетки в тимпанальную лестницу и тестирования импланта. Большинство пациентов при этом находились в состоянии неглубокого сна, периодически просыпаясь только при необходимости информирования их о ходе операции. Проведение КИ под местной анестезией позволило получить четкие пороги регистрации акустических рефлексов (исключено действие миорелаксантов) сухожилия стременной мышцы. Время операции в среднем занимало 18±5,2 минут с учетом времени анестезии, что на 15±5,3 минуты меньше, чем в случаях интубации трахеи с применением миорелаксантов.

Выводы. К преимуществам местной анестезии с применением дексмедетомидина можно отнести меньшую инвазивность процедуры, возможность не использовать миорелаксанты, экономить средства, сохранять сознание пациента (не требуется интубации трахеи), что дает возможность интраоперационно проводить диагностику импланта и оценивать ощущения слухового восприятия пациента при подаче сигналов, определять наличие или отсутствие патологической стимуляции лицевого нерва, сократить время операции, перевести пациента в палату (режим общий); при этом отсутствуют тошнота и рвота в раннем послеоперационном периоде, пациент может самостоятельно продолжить назначения (при сопутствующих заболеваниях) по схеме, быстро восстанавливается общее состояние больного и сокращается срок послеоперационного периода, а самое главное, отсутствуют интра- и послеоперационные осложнения, связанные с анестезией.

Cochlear implantation under local anesthesia with the use of Dexdor

Kh.M. Diab, N.A. Daikhes, V.B. Ryazanov, A.A. Kaibov, O.A. Pashchinina, A.E. Mikhalevich
FSBI Scientific and Clinical Center of Otorhinolaryngology, FMBA of the Russian Federation, Moscow, Russia; Department of Otorhinolaryngology, Faculty of Additional Professional Education, Russian National Research Medical University n.a. Pirogov N.I., Moscow, Russia
Abdulfetah A. Kaibov – e-mail: Kaibov2989@mail.ru

The article presents material devoted to an urgent problem - rehabilitation of patients with sensorineural hearing loss of the IV degree and deafness with concomitant diseases. The authors present their own experience of cochlear implantation (CI) surgery in patients with concomitant somatic pathology under local infiltration anesthesia with intravenous sedation with dexmedetomidine. Dexmedetomidine is a relatively new drug used for sedation in anesthesiology and intensive care

Material and Methods: In the Department of Ear Diseases of the SCC of Otorhinolaryngology, CI was performed in 10 patients with concomitant diseases, contraindicative for general anesthesia application, using local infiltration anesthesia with intravenous sedation by dexmedetomidine (Dexdor). In the preoperative period, all the patients were carefully prepared, each stage of the operation discussed, including the tables for intraoperative dialogue. CI was performed by the classical method: antromastoidotomy, posterior tympanotomy, opening of the secondary membrane, insertion of an electrode, intraoperative measurements and implant testing, wound closure layer by layer. Also, after the operation, a survey was conducted concerning all the parameters during the operation and in the early postoperative period.

Results. In all 10 cases, patients with concomitant diseases underwent CI under local anesthesia sol. Ultracaini – 8.0 with the use of dexmedetomidine, which helped to avoid the administration of myorelaxants. The surgery was performed in standard way under the control of an OMPI Sensera S7 Karl Zeiss microscope. After parenteral administration of the drug, the effect was achieved quickly enough, blood pressure during the administration did not reach high levels, no concomitant diseases were aggravated, patients felt satisfactory, responded to all signs, and answered questions reading from the tables. None of the patients felt pain during incision, soft tissue separation, boron machine working, insertion of the cochlear implant electrode array and its subsequent testing. Using tables for conversation, all patients received information about each stage of the operation and the subsequent actions of the surgical team and audiologists. At all stages of the operation, all patients did not experience any pain, only slight dizziness and discomfort during opening of the secondary membrane of the round window, insertion of the electrode array into the tympanum ladder and testing of the implant. Most patients were not in a deep sleep state, periodically waking up only in cases when it was necessary to inform them of the progress of the operation. Performing CI under local anesthesia allows to get clear thresholds for recording the acoustic reflexes (due to the myorelaxants effect exclusion) from stapedius muscle tendon. The operation time took 18±5.2 minutes on average, taking into account the time of anesthesia, which was 15±5.3 minutes less than in cases of tracheal intubation using myorelaxants.

Conclusions. The advantages of local anesthesia with the use of dexmedetomidine include less invasiveness of the procedure, the ability to not use myorelaxants, cost saving, the patient staying conscious (tracheal intubation is not required), which makes it possible to perform intraoperative testing of the implant and evaluate the patient’s auditory perception when signals are given, determining the presence or absence of pathological stimulation of the facial nerve, reduction of operation time, transfer to the ward (general regimen); the absence of nausea and vomiting in the early postoperative period, ability of patient (with concomitant diseases) to continue implementation of prescriptions by himself according to the scheme, a quick recovery of the general condition of the organism and a reduction in the postoperative period terms, and most importantly, the absence of intra- and postoperative complications associated with anesthesia.

Комбинация препарат-обусловленного остеонекроза и множественной миеломы верхней челюсти

Е.М. Басин, Е.Н. Цмокалюк
Кафедра онкологии и пластической хирургии ФГБОУ ДПО ИПК ФМБА РФ, Москва, Россия; Кафедра патологической анатомии ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова Минздрава РФ, Москва, Россия
Басин Евгений Михайлович – e-mail: Dr.Basin@mail.ru

Многие лекарственные препараты имеют ряд побочных эффектов, однако с начала XXI века отмечается небывалый рост случаев остеонекрозов лицевого черепа, возникающих вследствие приема различных препаратов, влияющих на ремоделирование костной ткани. В статье представлен клинический случай комбинированного остеонекроза и множественной миеломы верхней челюсти на фоне системной терапии деносумабом. Проведено хирургическое лечение в объеме блоковой резекции верхней челюсти слева. Заживление прошло первичным натяжением без особенностей. На контрольных осмотрах через 3, 6, 9, 12 месяцев после операции новые зоны обнажения костной ткани отсутствовали.

Combination of drug-induced osteonecrosis and multiple myeloma of the upper jaw

E.M. Basin, E.N. Tsmokalyuk
Department of Oncology and Plastic Surgery, FSBEI of Additional Professional Education «Institute for Advanced Education of the Federal Medical and Biological Agency», Moscow, Russia; Department of Pathological Anatomy, FSBEI of Higher Education Moscow State University of Medicine and Stomatology n.a. Evdokimov A.I., Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia
Evgeny M. Basin – e-mail: Dr.Basin@mail.ru

Many of the medical drugs have a number of side effects, but since the beginning of the XXI century there has been an unprecedented increase in cases of the facial bones osteonecrosis resulting from treatment with various drugs that affect bone remodeling. The article presents a clinical case of combined osteonecrosis and multiple myeloma of the upper jaw in patient receiving systemic denosumab therapy. Surgical treatment was performed in the volume of block resection of the left upper jaw. Primary healing occurred after surgery without any complications. During follow-up at 3, 6, 9, 12 months after surgery, new areas of exposure of bone tissue were absent.

Хирургическое лечение больных генерализованной формой миастении при неопухолевом поражении тимуса

И.Л. Ипполитов, С.С. Харнас, Л.И. Ипполитов, А.В. Метальников
Кафедра факультетской хирургии №1 лечебного факультета Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, Москва, Россия; Онкологическое хирургическое отделение №1 лечебного факультета Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, Москва, Россия
Ипполитов Игорь Леонидович – ippolitovl@mail.ru

Генерализованная миастения – это аутоиммунное заболевание, основой которого является нарушение нейромышечной проводимости в разных группах мышц. До появления в арсенале клиницистов антихолинэстеразной, иммуносупрессивной терапии и хирургического лечения большинство больных погибали в первые 2–3 года заболевания от развития дыхательных расстройств. Работы последних лет убедительно показывают, что выполненная тимэктомия, особенно на ранней стадии, приводит либо к ремиссии заболевания, либо к минимизации миастенических расстройств. По современным стандартам, под термином хирургическое лечение миастении понимается только полное удаление вилочковой железы с дополнительным иссечением окружающей клетчатки. В настоящее время наиболее адекватным из прямых доступов считается неполная срединная стернотомия, которая при необходимости может быть расширена до полной. Однако новые технологии и концепция миниагрессивности изменили взгляды хирургов на технику выполнения тимэктомии в сторону видео- и робот-ассистированных операций.

Surgical treatment of patients with generalized form of myasthenia gravis with non-tumor lesion of the thymus

I.L. Ippolitov, С.С. Harnas, L.I. Ippolitov, A.V. Metalnikov
Department of Faculty Surgery No. 1 of the Medical Faculty of the First MSMU n.a. Sechenov I.M., Moscow, Russia Oncological Surgery Department No. 1 of the Medical Faculty of the First MSMU n.a. Sechenov I.M., Moscow, Russia
Igor L. Ippolitov – ippolitovl@mail.ru

Generalized myasthenia gravis is an autoimmune disease, the basis of which is a violation of neuromuscular conduction in different muscle groups. Before the appearance of anticholinesterase, immunosuppressive therapies and surgical treatment in the clinical practice, most patients died in the first 2-3 years from the primary diagnosis due to the development of respiratory disorders. Recent studies have convincingly shown that thimectomy, especially at an early stage, leads either to remission of the disease or to minimization of myasthenic disorders. By modern standards, the term “surgical treatment of myasthenia gravis” refers only to complete removal of the thymus gland with additional excision of the surrounding connective tissue. Currently, incomplete median sternotomy which, if necessary, can be expanded to complete, is considered the most adequate of direct access methods. However, new technologies and the concept of mini-aggressiveness have changed the views of surgeons on the technique of thimectomy in the direction of video and robot-assisted operations.